Перейти к верхней панели

Вот тебе и глубинка

Самобытная жизнь российской деревни ХХ и ХХI века в журнале «Сельская молодежь»

Отклик на материалы Татьяны Воеводиной из Сальских степей  побудил редакцию журнала «Сельская молодежь» обратиться к архивам.   Нашлась публикация об этом районе, и возникло впечатление, что Сальские степи Ростовской области – своего рода испытательный полигон, на котором отрабатывались  стратегии, призванные выявить оптимальную схему сельскохозяйственного развития страны. Стратегия в этом регионе оказалась успешной – о чем свидетельствуют прежняя и обе современные публикации. Но время идет, и предъявляет новые требования –  сейчас стоит задача вернуть лучшее из утраченного.

В своем интервью на сайте журнала «Сельская молодежь» Татьяна Воеводина рассказала о том, что делается для вовлечения современной молодежи в труд и созидательный досуг на селе.  Она подмечает не всегда заметные из столиц перемены, в том числе, в настроении людей, молодежи. С уважением относится к жителям, их устремлениям, к природе края, сохранению традиций.  Репортаж журнала, опубликованный в  1964 году, фиксирует то, что делалось для этого раньше,  мироощущение деревенских жителей, подростков, молодых людей. 

Мы видим в Песчанокопском Дом колхозника – гостиницу, 3 библиотеки – о чем в наше время можно лишь мечтать, местную типографию. Но несмотря на все полезные нововведения, сельские жители стараются сохранить свой уклад, не стремятся превратить село в город: не спешат организовывать молодежные кафе – предпочитают катания на тройках по своим просторам. Описанный в репортаже праздник, с ларьками, концертом и фейерверками, не чужд современным маркетинговым ухищрениям. Это свидетельствует о том, что  деньги у колхозников и совхозных рабочих, местных служащих водились, и немалые.

Татьяна Воеводина рассказывает об учебном заведении в сельскохозяйственном предприятии «Гигант». Это училище, по-современному, колледж, функционирует до сих пор. Из репортажа журналистов «Сельской молодежи» мы видим, что оно было организовано на базе вечерней школы с расчетом на будущее – выпускает востребованных специалистов по сей день. Огромное хозяйство было самодостаточным – свои школы, магазины, печать… Сейчас, как и прежде, жители Сальского района выращивают зерновые культуры, собирают  хорошие урожаи, поставляя продовольствие на внутренний и экспортный рынки. Многое изменилось – нет больше Дома колхозника и самих колхозов, но люди живут, трудятся, побеждают непогоду, всевозможных вредителей, экономические потрясения. Нужно лишь помочь им остаться там, где они родились, где непременно пригодятся накопленный опыт, неразрывная связь поколений, любовь к родному краю..

Редакция рассчитывает на отклик героев публикации, их детей, внуков, и всех неравнодушных читателей, связавших свою жизнь с селом.  Электронный адрес: Podvig1950@mail.ru

НЕ ЕДИНЫМ ХЛЕБОМ

Репортаж из Сальских степей

С 10 часов утра мы уже не журналисты. Мы лекторы Ростовского отделения общества «Знание» и едем в Сальский район. Точнее, в колхозы и совхозы. Еще точнее, в дальние бригады и отделения.

Шесть часов пути по магистральному шоссе, и столица Дона (Ростов-на-Дону – Ред.) с ее прекрасными улицами сменяется булыжными мостовыми Сальска.

В комитете комсомола Сальского сельского производственного управления уточняем маршрут. Совместно с Виктором Мелиховым, секретарем комитета, решаем, что чтение лекций начнем с «глубинки», с бригад колхоза «Рассвет» в селе Песчанокопском. До него 65 километров. Час езды по хорошей дороге или… целые сутки. Все зависит от погоды. Если подморозит – повезло.  Оттепель – машина не пройдет. Распутица разъединяет села. Случается, что отдаленные бригады на несколько дней оказываются отрезанными от деревни или хутора, а следовательно, от почты, стационарного кино, библиотеки и иных «даров цивилизации». Значит ли это, что жизнь на степных обитаемых островах замедляет свой пульс, становится скучной, унылой? Нисколько! В общежитиях бригад радио.  По утрам гигантским кузнечиком стрекочет, сбрасывая мешки с письмами и газетами, биплан «АН-2», а вечерами, опять же кузнечиком, стрекочет в красном уголке киноаппарат. Или дает концерт пробившаяся через топь колхозная агитбригада.

Первая встреча в селе Песчанокопском.  Первый человек. Он чрезвычайно серьезен, решителен и напорист. Он останавливает нас и требует:

– Дядя, купи книжку!

Человеку на вид лет десять. Вертим в руках брошюру Л. Лещинского «Операция «Морской Лев» (научно-популярное исследование о планах Гитлера по захвату Великобритании – Ред.) и наводящими вопросами вытягиваем из юного продавца имя, фамилию, номер школы и, главное. Цель продажи. На кино? На марки? На конфеты?

Ни на то, ни на другое, ни на третье. Юра – книгоноша. Один из многих десятков сельских книгонош, бескорыстных распространителей печатного слова.

Сколько их, книгонош, в колхозе «Рассвет»?

Точной цифры никто не скажет. Секретарь колхозного комитета комсомола Коля Придворов уточняет по своим сводкам: общественными продавцами книг работают 180 человек.  Да еще школьники, да еще актив библиотеки, да еще бригадиры… В среднем одни лишь комсомольцы продают литературы в среднем на 400 с лишним рублей в месяц. Выручка сдается в сельпо (пункт Сельского потребительского общества — Ред), из нее рождаются новые цифры:

в 2 раза снизилась продажа водки по сравнению с 1938 годом;

в 25 – 30 раз возросла продажа литературы с тем же годом в сравнении.

МОДЫ – ДЕЛО ВАЖНОЕ

Очередная лекция в красном уголке сельпо. Маленький зал для отчетно-выборных собраний с крохотной эстрадой и вполне академической кафедрой. В углу – радиола. В ожидании слушателей крутим ручки настройки, поднимаем крышку и обнаруживаем на диске пластинку с несколько необычным названием: «Швейные изделия».

– Фокстрот?

– Не думаю… Что там на обороте?

А на обороте: «Мода и ее современные тенденции». Лекция для сельских модников и модниц по заказу «Коопторгрекламы». Пластинку проигрывают в магазине в торговые часы.

Стоит ли после этого удивляться, что сельпо недавно вернуло на базу штапельное полотно (ткань из хлопка и вискозы – Ред.) – неходовой товар; что спросом пользуется лавсановая ткань с начесом (модное синтетическое полотно – Ред.); что в «глубинке» ругают Москву, разославшую журналы мод  с образцами комбинезонов для механизаторов и халатиков для доярок.  Журналы есть, комбинезонов нет.  Халатиков тоже. Аккуратненькие, изящные, они хороши на картинках. Их ждут.

Важное дело, во всех отношениях. В область предания отходит налюбленный карикатуристами деревенский щеголь из породы бездельников в ухарской малокозырочке и сапогах-гармошках. Кепочки исчезли как-то сами по себе, уступив место шляпам и пыжиковым ушанкам. А бездельников повывели с применением «технических средств». Совсем недавно Песчанокопское покинули два последних закоренелых тунеядца – Петр Алексеев и Георгий Родионов.

Общий сход постановил выселить их в те места, где паразитов обучают нормам поведения в трудовом обществе.  Алексеев и Родионов – последние и единственные.  Их дружки по ничегонеделанию своевременно осознали, что в наши дни бездельничать «немодно», что «модой» является труд – содержательный, приносящий плоды. Хорошая мода! Непреходящая.

ПОЛТОРАСТА АВТОРОВ ЛЕКЦИИ

Новый знакомый. Его фамилию, Кузьминов, и имя, Михаил Антонович, мы слышали еще в Сальске. В сельском производственном комитете комсомола рассказывали, что Кузьминов  — автор интереснейшей лекции по истории села. Он читал ее десятки раз в самых разных аудиториях.

Материалы для лекции преподаватель истории Михаил Кузьминов  накапливает несколько лет. Не один. Ему помогают школьники, человек примерно полтораста. Они по особому опроснику собирают сведения, уточняют цифры, записывают рассказы. Тщаниями юных историков установлено, что до революции в Песчанокопском было: попов – 4; кабаков – 8; становой пристав – 1; урядников – 10.

Ими же уточнено, что сейчас в песчанокопском колхозе «Рассвет» имеется: киноустановок – 8; красных уголков – 12; стадион – 1; библиотек – 3.

…Ночью в Доме колхозника листаем оставленную Кузьминовым для знакомства папку с материалами лекций.  Десятки, сотни «авторских страниц», исписанные неустойчивыми детскими почерками.  А на самом дне папки – стопка брошюр. Одна из них в светлой обложке, с броско набранным титулом называется «Говорят передовики производства». Сборники очерков. По привычке смотрим в «выходные данные» в поисках марки ростовской или сальской типографии и находим: «Село Песчанокопское. Тираж 1000 экз.».  А в списке авторов – наш знакомец Михаил Кузьминов.

Авторы – песчанокопские, издано – в селе, распространяется по всей области.

Вот тебе и «глубинка»!

…И снова забежим вперед. В дальних селах нет пока ни магазинов «Три поросенка», ни молодежных кафе с «липси» под магнитофон, хотя магнитофоны в селе, заметим в скобках, есть у многих. Да и нужны ли они? Вряд ли летом будет сходиться вечерами молодежь в «молодежном кафе», ибо между ним и бригадами, фермами и полевыми станами, где трудятся с утра до вечера юноши и девушки, пролягут долгие километры пути. Прошлепать туда и обратно два десятка верст, чтобы потанцевать под магнитофон, удовольствие сомнительное. Так что вполне вероятно, что молодежных кафе в селе все-таки не будет. На данном, так сказать, этапе. А вот КЛП на Сальщине есть почти во всех мало-мальски уважающих себя коллективах сельской молодежи.  И членов в них хоть отбавляй!

КЛП – это Клуб любителей поэзии. А те, кто к поэзии равнодушны, объединяются в КЛС, что означает Клуб любителей спорта, или занимаются в одном из сотен кружков, не носящих «экзотических» названий,  но делающих свое полезное дело. Кружки есть при школах, при клубах, при бригадных красных уголках.  Посещают их и стар и млад. Особенно почему-то популярны кружки драматические. Некоторые из них ставят не только одноактные пьесы, но и объемную «классику». А в совхозе «Гигант» местные любители хлопочут о создании народного театра. Зовут на премьеру пьесы А. Кузьмичева «Возвращение» и при этом слегка иронизируют над Сальском:

— Приезжайте из центра к нам в глубинку, поскольку ваш-то, Сальский народный, репертуаром не блистает. Если понравится, организуем у вас гастроли…

СЕГОДНЯ МЕЧТА. А ЗАВТРА?

Едем в колхоз «Победа», что в селе Жуковском. Это километров 20 в сторону от Песчанокопского по обычной для весенней степи и уже описанной выше в деталях дороге. Словом, Жуковское, с точки зрения жителей Песчанокопского, окраина, далекий конец района.

Здесь, в этом «дальнем углу», действует знаменитый на всю Сальщину, а пожалуй, и на всю область, учебный комбинат.

В день отъезда из Песчанокопского нас приглашают на заседание сельсовета, где его председатель Александр Назарович Нефедов держит речь о подготовке к сельскому сходу. В речи этой то и дело мелькают настораживающие слух газетчиков выражения: «народное гуляние», «устроим карусель», «катания на тройках», «концерт», «фейерверк».

– Это к чему же фейерверк?

– Пятнадцатого – сход. Будем всенародно принимать решение, что, мол, так и так – объявляем наше село борющимся за звание села образцового труда и быта.

– Вы что же – лучшие в области?

– Да нет, средние.

Точно. Средние. Село Песчанокопское – рядовое село области по всем показателям, кроме труда. Здесь даже не все дома электрифицированы.

«Среднее» село? Не то слово – среднее. Обычное. Так точнее. Обычное село, характерное для сегодняшней Сальщины. Обычное село, где любят все «необычное», к примеру, любят создавать традиции. По части новой обрядности – свадеб, наречений.

Или вот: постановили ежегодно праздновать День русской зимы. И празднуют. По степному – широко, раздольно. Мчатся тройки с бубенчиками, в гривах коней – розовые ленты, как заблудившиеся солнечные лучи. На эстраде из грузовиков все заглушает молодыми голосами сводный хор из 120-ти человек, а под елкой Дед Мороз со Снегурочкой зовут в хоровод. Ярко, весело!

Нет, пустое это занятие – описывать Праздник русской зимы в Песчанокопском! Разве передашь словами цветные краски? Скажем коротко: в селе праздником довольны все. В том числе и представители сельпо. За один день с нарядных лотков и киосков-«избушек» продали товаров на 15 тысяч рублей.

Наш собеседник секретарь комитета комсомола колхоза «Победа» Коля Жученко ревниво хмурится:

– Ну и что?.. Наше Жуковское им не чета. Мы побогаче. У нас одних автомашин в личном пользовании поболее двадцати.  И «Москвичи», и «Победы», и «Волги»… А взять наш учебный комбинат! На базе сельской вечерней школы развернули профессиональное обучение. Что скажете?.. Здорово? Конечно, здорово, если мы ежегодно выпускаем из комбинатских стен по сто с лишним человек.  И у каждого – аттестат зрелости да еще свидетельство шофера, либо механизатора, либо токаря.

– Так и записать?

– Можете записать и другое. Есть у нас мечта: создать колхоз-вуз. Лет, может, за пять, за семь. Сначала открыть в селе отделение техникума, а потом организовать на месте учебно-консультационный пункт института.

РОЖДЕНИЕ ПЕСНИ

Возвращаемся в Сальск и, передохнув несколько часов, мчим в «Гигант». От Сальска до совхоза проложено удобное шоссе, а «ГАЗ-69», как известно, машина быстроходная.

Совхоз «Гигант» по сравнению с теми хозяйствами, где мы уже побывали, действительно гигант. Здесь все огромное, все меряется гулливеровскими мерками. Гектары угодий – десятками тысяч. Поголовье птицы – сотнями тысяч. Доходы в рублях – миллионами.

В «Гиганте» все есть, все свое. В почтовом отделении, к примеру, вам погасят марку штемпелем со словом «Гигант», и то же слово вы найдете в тиражных данных агитплакатов, сверстанных и отпечатанных в совхозной типографии.

Все свое. Даже песни. Пишутся они, как говорят газетчики, «на местном материале». О своих, совхозных героях. Таких вот, как, скажем, механизатор Чапский, которому посвящена «Песня об Анатолии Чапском, комбайнере».

Сначала родился трудовой подвиг, потом – песня.

Ее и сейчас поют в совхозе, и в Сальске.  Возможно, будут петь и в Ростове, если «гигантовская» самодеятельность завоюет путевку на областной смотр. Там, объявляя номер, конферансье, быть может, скажет:

– Слова и музыка народные.

Так и есть: писали ее совхозные юноши и девушки, комсомольцы-передовики Виктор и Иван Татаренко, Виктор Григориади и Раиса Цуканова.

ЛИШНИЙ ВОПРОС

Едем на одну из животноводческих ферм совхоза «Гигант». По пути набрасываеи схему. На ней Москва обозначена  большим кружком, Ростов – кружком помельче. Сальск – кружочком, центральная усадьба совхоза – жирной точкой, а ферма – точкой крохотной, едва видной. Так нагляднее: видны масштабы.

Здесь на ферме работает Валя Фроленко. Мы ходим с ней по ферме,  приглядываемся. Супоросые матки озлобленно хрюкают на гостей. Вале не до нас, не до разговоров. Поросята – они как дети. За ними глаз да глаз…

– Вы отсюда куда? В Сальск?

– В Сальск.

– Если можете, возьмите и передайте в комитет. Сама не успела.

Три листка бумаги. Ответы на анкету сельского комитета комсомола. Перед тем, как передать документ по назначению,  слово в слово переносим его текст в свои блокноты. Вот он:

«Отвечает на вопросы молодежь совхоза «Гигант» Сальского производственного управления Ростовской области.

1.Вопрос: Год рождения? Кем работаете? Почему выбрали именно эту профессию?

Ответ: 1946 года рождения. Свинарка. Мне нравится эта работа. 

2.Какие книги и брошюры прочитали в 1963 году?

Книги люблю читать все. В феврале 1964 года прочитала «Последний патрон» (военная повесть Василия Митина – Ред.), «Мать и мачеха» (произведений с таким названием в советской литературы несколько – Валентина Берестова, Дмитрия Мамина-Сибиряка и неск. др. – Ред.).

3.Какие выписываете газеты, журналы?

«Красная звезда», «Комсомолец», журнал «Крестьянка».

4.Кого вы знаете из передовиков сельского хозяйства страны, области, управления?

Плотникова, Первицкого, Светличного, Сухорученко. Наши – Бугаева, свинарка; Никулин, свинарь; Трегубов, свинарь.

5.Занимаетесь ли спортом?

Да, волейболом…».

Ниже в скобках приписка: «Лишний вопрос». Мы подумали и согласились: да, действительно, лишний…

ДВАДЦАТЬ СТРОК ЭПИЛОГА

Сейчас мы уже не лекторы. Мы журналисты. Кончилась для нас пора регистрации фактов, пришло время делать выводы. Наши блокноты пестры от записей. В них факты, сведения. Например, такие. Сальские степи – бездонная житница. Хлеб. Большие урожаи.  Так, в прошлом засушливом году в «Рассвете» получили на круг 21,3 центнера с гектара. Подчеркиваем, это отнюдь не самая высокая цифра по управлению.

Или такие. В «Победе» озабочены тем, что мало девушек учатся в вечерней школе.  Некоторые считают, что для жены хватит восьмилетнего образования. Как быть с ними? Приходится переубеждать всеми средствами.

Учащиеся 11-го класса «Б» Песчанокопской средней школы изъявили желание – единогласно! – остаться работать в колхозе.

Да, Сальская степь – это хлеб.

Но не только он.

Есть и другое – то, о чем мы рассказали в наших заметках, то, что дает нам право сказать: «Не хлебом единым жив человек!».

А. Егиазаров, Ю. Анохин

«Сельская молодежь»

Апрель 1964 г.

P.S. Эта публикация – информационный презент нашему автору Татьяне Воеводиной, в подтверждение ее способности разглядеть многоцветие сельской жизни в развитии, смене уклада, и увлекательно рассказать об этом.

2 0

Добавить комментарий

Specify Twitter Consumer Key and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Twitter Login to work

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Следующий пост

Невероятные машины

Хотите посмотреть на невероятные машины и технику совершенно нового уровня? Располагайтесь поудобнее! Мощная и практичная — это все о технике, которую вы сейчас увидите.

Подпишись сейчас!