Перейти к верхней панели

Станислав Чагин: «Крысы»

I

Молодой ученый, находясь в небольшом лабораторном помещении, поправляя свои очки в черной оправе с большими круглыми линзами, читал новый еженедельный номер газеты «Обзор недели». Он с ухмылкой на лице, содержащее явный оттенок безумия, заострил свое внимание на ужасно оскорбительной статье про инвалидов: «Инвалиды не люди. Их необходимо на законодательном уровне приравнять к животным, а также стерилизовать. Зачем они нужны. Они ничего не производят и живут на иждивении у государства». Внизу статьи была приведена заметка о том, что автор подобных строк не то чтобы придерживается нацистских взглядов, он просто выражает свое мнение, вот и все. Он не считает инвалидов недочеловеками.

Эта провокационная статья нечеловеческого содержания должна была вызвать отвращение у любого нормального человека, но читав эти строки, герой лишь довольно улыбался и, отложив газету в сторону, прошептал: «Наконец-то все больше людей начинает понимать всю бессмысленность содержания подобных тварей. Скоро им придет конец. Их будут уничтожать в газовых камерах. Поскорее бы это увидеть собственными глазами. Да Эмми?» — он взял в руки маленькую белую крыску и, погладив ее, чмокнул в ее маленький розовый нос. Его звали Глеб Арно – молодой ученый двадцати семи лет. Его странные увлечения всякими грызунами, особенно крысами, вызывало у сверстников с раннего детства насмешки и издевательства, а в кругу родных недопонимание.

В лабораторию вошел другой ученый такого же возраста, который сильно прихрамывал на одну ногу.

— Ты представляешь – гнусавым голосом произнес Арно – человеческие тела неумолимо деградируют. К концу третьего тысячелетия наши потомки превратятся в инвалидов с дистрофичными телами, а то и в полных уродов.

— Не читай всякую желтую прессу. Там нынче пишут много дерьма, как и в интернете. Я читал статью про инвалидов. Неужели люди настолько морально деградировали, что готовы писать подобные слова в адрес этих несчастных людей. Я сам инвалид с рождения, одна нога короче другой и тот, кто без причины называет таких же членов социума неполноценными в популярной газете, которую читают по всей стране и ставит перед этим отрицание, а потом старается дать себе типа оправдание, говорит о том, что первоначально он не считал их вообще за людей.

И для других людей, которые читают между строк, такие свободные рассуждения могут стать девизом и сигналом к действию.

Ученый в очках встал и взглянул в свой микроскоп.

— Андрей, подойди-ка сюда и взгляни на это.

Андрей взглянул в микроскоп – Это яйцеклетка после оплодотворения и что?

— Мне удалось скрестить две особи вонючих приматов, чтобы те произвели потомство наиболее совершенное, чем вид Homo Sapiens.

— Я не совсем тебя понял – тревожно посмотрел на Арно изумленный Андрей.

— Крысы – задумчиво с блеском в глазах произнес Арно – тебе нравятся крысы?

— Не очень. Они мерзкие и переносят заразу. Я не настолько повернутый на крысах как ты.

— Зря. Это умные, выносливые и плодовитые животные. К тому же они наши предки.

— Много ученых утверждает, что оно так  и есть.

— Правильно утверждают. Дарвин допустил незначительную помарку в теории эволюции. И обезьяна и человек являются потомками древних грызунов, что пережили динозавров и расплодились по планете. Но современный человек, по сравнению с о своими прародителями, всего лишь умеющая мало-мальски мыслить обезьяна. Ошибка эволюции. Земля должна была принадлежать им.

— Кому им? Крысам?

Арно замер и поманил Андрея рукой – Следуй за мной и все узнаешь.

Открыв металлическую дверь, ученые спустились в подвал, который был заставлен разными ящиками и оборудованием.

— С самого зарождения первого человека разум призывал беспощадно расправляться со слабыми и больными особями. Иначе бы человеческий род не выжил и не развился. Но история показывает, что человек это как раз таки не венец эволюции. В течение тысячелетий человек утратил связь с природой и наплевал на ее железные законы. Он вместо созидания разрушает планету и самого себя. Эволюция человеческой расы зашла в тупик, но я нашел из этого тупика выход – сказав это, Арно подошел к решетчатой двери, за которой в углу, овеянной мраком, тесной и небольшой камеры пряталась какая-то мрачная фигура. Андрей пристально всматривался в темный силуэт. И внезапно нечто повернуло подобие головы и уставило свои красные глаза на ученого. Пораженный этим взглядом молодой человек вздрогнул.

— Так вот куда уходят средства, направленные из центра – дрожащим голосом воскликнул Андрей.

— Знакомься, его зовут Адам – мой первенец.

— Хех, усмехнулся Андрей, ты занимаешься дьявольщиной. И это ты будешь показывать комиссии из Москвы? Эта тварь должна сдохнуть.

— Да? Да что ты такое говоришь? После многих лет моих исследований я должен просто так взять и свернуть будущее новой расы?

— Новой расы? Ты чокнулся. Можешь понять это? Эта образина не должна жить. Оно ошибка природы.

— Может ты ошибка природы, Андрей? В древние времена таких как ты убивали в младенчестве. И ты еще смеешь распоряжаться судьбой этого совершенного организма, перед которым ты просто ничтожный червяк, возомнивший себя венцом эволюции. Вот венец эволюции – показывая пальцем на клетку, заорал Арно – вот будущее этой изнасилованной человеком планеты! А ты всего лишь существо!

Сильно покраснев, Андрей покинул подвал.

II

          Несколько месяцев назад.

          Глеб Арно уже как год встречается с молоденькой лаборанткой, принятую в секретную лабораторию сразу после успешного окончания МГУ. Высокая, подтянутая, умная, а что главное здоровая — во всех смыслах идеальный организм. Арно был не ходок в различные рестораны, суши-бары или Макдональдсы. Не из-за дороговизны, а то, что подобные заведения вызывали у молодого ученого отвращение, связанное с дикостью психованного затворника, который был чужд последним новинкам массовой культуры, моде и радостям жизни среднестатистического россиянина.

Но ради нее он был готов на все. А все, к тому же, подразумевало и действия, заходящие за грань разумного и невозможного.

Поужинав в дорогом ресторане на очень скромную сумму, Арно решил сопроводить свою подругу до дома. Дорога была долгой и он долго не решался хоть как-то завязать беседу со своей спутницей. Но вскоре Глеб под воздействием нахлынувших на него чувств, продолжил говорить на свою любимую тему, которой всем и без этого надоедал в кругу коллег.

— А тебе нравятся крысы?

— Не очень. Я вообще грызунов не переношу. Особенно крыс и мышей.

— Все вы так говорите. А ведь крысы на нас сильно похожи. Строгая иерархия крыс выстроена так же, как и у людей. Наверху стоит вожак, тот же король или президент, у которого есть свои заместители-министры, которые помогают ему держать власть над стаей. А внизу копошатся рядовые особи, обязанность которых работать на благо крысиного общества. И даже размножаться получают возможность лишь избранные. Самок им выдает начальство. Жаль что у людей не всегда так. Уверяю, что крысы по интеллекту человеку ничем не уступают. Может даже и превосходят.

— Было бы ужасно так жить – произнесла девушка, испытывая неудобство от подобной темы.

— Было бы замечательно. Сегодня люди скатились к протесту против государства, даже против своей стаи. Подобное немыслимо в крысином сообществе или у людей в каменном веке. Всех этих правозащитников, протестантов и диссидентов не было и не могло бы быть в те дикие и совершенные времена. А эта демократия…- осуждающе покачал головой Арно — Человечество деградирует на глазах, критикуя действия тех, кто совершеннее их. Тех, кто добился и заслужил действовать так, как ему вздумается. А власть в крысиной стае священна, слабым не позволено иметь свое мнение и перечить тем, кто выше их. Потому что избранным виднее как управлять. Посредственности обязаны подчиняться… подобно крысам своим крысиным королям. Есть вожак стаи, а есть те, кто покорно пресмыкается перед ним. Вот идеальная система, которую начинают забывать люди.

— Ты с этими крысами совсем дошел до ручки. Эти твари плохо на тебя влияют – испуганным голосом проговорила девушка.

Внезапно Арно свернул на шоссе, ведущее к лаборатории.

— Останови машину, я сойду.

— Никуда ты не сойдешь – оскалив зубы, прокричал безумец, достав какую-то тряпку и приложил ее к лицу своей спутницы.

Девушка очнулась в темной комнате, лежа на каком-то столе, связанной и абсолютно голой. Комната была обставлена какими то колбами, склянками и прочими научными приборами. В углу, облокотившись на стену и почесывая свой подбородок, стоял Арно, устремляя свой задумчивый взгляд на объект своего будущего исследования.

— Где я? – спросила девушка – И почему я привязана к столу?

— Все это неважно – ответил Арно – главное то, что ты прекрасна. Настолько, что ты достойна стать источником новой жизни.

Девушка после тщетных попыток выбраться, испугано всхлипнула и вскоре кожа на ее лице увлажнилась слезами. Мерзавец в белом халате достал крупный шприц и ввел внутрь несчастной жертвы какую-то белую жидкость, добавив «Все это ради науки, моя дорогая подопытная крыска».

III

С истечением довольно непродолжительного времени в научном центре, рядом с которым располагалась лаборатория, начали распространяться слухи о странных делах, которыми занимался младший научный сотрудник Арно. А также многие его коллеги были обеспокоены исчезновением своей молодой очаровательной лаборантки. Ни полиция, ни позже подключенные следователи, не могли найти никаких связующих нитей в исчезновении девушки. К этой запутанной истории добавлялись и несерьезные показания жителей небольшого городка, находящегося близи лаборатории о двухметровых крысах, поедавших бомжей и умеющих убивать одним лишь взглядом. Дело о пропаже Ирины Мухиной открыли, но оно оказалось таким запутанным, что взяться за него смог только один сыщик из Москвы – Ратмир Соболев. Он отправился допросить главного подозреваемого в деле исчезновения девушки – лаборанта Арно. 

— Я вижу, что у нас не складывается разговор — сказал Соболев.

— А что вы хотели узнать от меня, если я никуда в тот день не выходил, да и с Ириной у меня никаких близких отношений не было? – подливая молоко в небольшую миску на полу произнес Арно.

Сыщик почувствовал неприятную вонь исходившую из соседнего помещения лаборатории, но продолжил расспрашивать подозреваемого.

— Вы давно работаете здесь?

— Вы никогда не задумывались стать собакой-ищейкой?

Гнусавый голос собеседника в глубине души служил дополнительным раздражителем крепких, но с каждой секундой разговора слабеющих нервов Ратмира.

— Я задаю вам вопросы, а не вы мне – строго произнес сыщик.

— Фактически, два года в качестве научного сотрудника, но в целом я здесь с трех лет. Мой отец работал здесь и водил меня сюда после школы. Готовил себе замену. И вот, как видите, Арно младший достойно продолжает дело своего отца. 

— А какова область вашего исследования?

— Вы такой дотошный, все хотите знать…

— Да, я любопытный. И все-таки я хочу услышать ваш ответ на мой вопрос.

Арно снял свои очки, чтобы протереть их и, убрав свою дурацкую улыбку с лица ответил:

— Я провожу опыты над крысами.

— Над крысами? Ну очень любопытно. И вся ваша жизнь вращается вокруг препарирования всяких грызунов?

— Не всяких там грызунов, а крыс. Это умные, благородные и милые животные, что бы вы там про них не говорили. Я с первого дня, когда отец привел меня сюда, тратил огромное количество времени в четырех стенах, чтобы понять природу этих созданий. В четырнадцать лет я пришел к открытию, которое не признали в научной среде, что крысы имеют более развитый социальный строй, чем люди, которые утеряли возможность быть жестокими к слабым и тем, кто тянет общество на дно. Также я разделяю теорию о том, что человек произошел не от обезьяны, а от крысы. Я посчитал эту теорию самой справедливой и приемлемой.

— Боюсь, что я не разделяю вашу теорию.

— А я и не нуждаюсь в единомышленниках. Я даже не требую, чтобы вы отнеслись к ней с уважением.

— Я уважаю ваши исследования, просто… — старался перебить ученого сыщик.

— Просто что? Вы считаете мои изыскания никчемными? Многие уважаемые умы, с которыми я сталкивался в жизни, оскорбляли меня лишь из-за моих диагнозов отведенных человечеству насчет пагубного влияния прогресса над Homo Sapiens. Все эти свободы, смешение рас, опустошение природы, примитивная культура — признак того, что люди тупиковая ветвь, а следовательно, не вечная разумная жизнь на планете. Кто-то должен прийти им на замену.

— Вы ненавидите человечество? Я вас правильно понял? – спросил сыщик.

— Нет, что вы, я критикую его. Я просто на всего оппозиционер человечеству. Я пытаюсь указать на пороки этого вида и уделяю этому большую часть своей жизни. Пишу изредка в местной научной газете статьи, посвященные упадку нашей цивилизации. Обличаю тех, кто готов устроить мировую грызню из-за ресурсов, да и тех кто тоже готов подлить масла в огонь, призывая к массовой бойне под знаменем сомнительных идей.

— И вы думаете, что вас будут слушать?

— А мне это и не надо. Мне то что с того, что кто-то прозреет. Главное что час людей подходит к концу. Вскоре глупые приматы именуемые властелинами природы сотрут друг друга в радиоактивный пепел. Пусть все погибнет, но единственные кто сумеет пережить Армагеддон будут крысы. Эти прелестные создания выживут и положат начало новой разумной жизни, в отличие от своих предшественников.

IV

Что возомнил себе этот яйцеголовый? Нес какую-то ахинею – сквозь зубы произнес Ратмир, когда выходил из здания научного центра. Закурив сигарету, он сел в машину и поехал в ближайший отель. К черту все на сегодня! Завтра же доложу о нем в полицию. Этот придурок явно что-то скрывает. Странный тип. А может он всего лишь больной, который не лечится.

          Ратмир долго не смыкал глаз глядя в экран телевизора. По первому каналу в вечерних новостях как обычно эксперты давали оценку экономической ситуации в стране и рассуждали о возможном противостоянии со странами Запада. Типичный шлак для «высокоинтеллектуальных личностей». Переключив на другой канал наш герой тоже ничего завораживающего для себя не увидел. Все те же рожи. Все те же проблемы. Также нет смысла смотреть муз-тв, так как там опять можно было зависнуть на какой-нибудь трясущейся заднице. Да уж, культура у людей все-таки однообразная и тупая – подумал про себя Ратмир — Особенно это касается массовой культуры. Ратмир выключил зомбоящик и помещение номера отеля погрузилось в полумрак. Окно, чуть задернутое шторами, излучало слабый свет от уличного фонаря. Наш герой стал постепенно погружаться в сон прямо в кресле. Часы на стене напротив своим тиканьем придавали расслабляющий ритм. Сознание рисовало образы пропавшей лаборантки, подопытных крыс с красными глазами и того сумасшедшего в белом халате, лицо которого приобретало нечеловеческие черты. Ратмир видел как крысы, встав на задние лапы, валят с ног Арно и откусывают кусочки плоти с его лица, туловища и конечностей. И валяясь в луже крови, лаборант хохочет как ненормальный. Тут на его лице, на том месте, где должен был располагаться нос и уши остались одни лишь кровавые раны, а крысы приобретали все новую форму, более человеческую. Вся эта людоедская вакханалия во сне продолжалась бы очень долго, но внезапно тишину разорвал женский крик. Ратмир проснулся весь в поту. Крики раздавались из соседнего номера. Быстро спохватившись, он вынул из кобуры свой пистолет и, выломав дверь, оказался в соседнем номере. В угол забилась молодая женщина, которая прикрывала руками свою дочь.

— Господи! Слава Богу, что хоть кто-то пришел на помощь. Спасите нас от дьявола – мамашу нисколько не испугало ни оружие, ни внешний вид Ратмира, который стоял в тренировочных штанах и неделю как не брился.

— Какого такого дьявола? – спросил Ратмир,  опустив пистолет.

— Он смотрел прямо в окно и зубоскалил, а изо рта у него текла кровь – дрожащими губами промолвила женщина.

Наш герой приблизился к окну и заметил на подоконнике с внешней стороны улицы крупные и свежие пятна крови. Лицо Ратмира в один миг сделалось бледным и он переспросил женщину.

— Вы можете описать человека, который смотрел на вас и на вашу дочь?

— Вы из полиции?

— Можно сказать и так.

Женщина задумалась, не выпуская своего ребенка из рук и произнесла.

— Это был не человек, а дьявол. Вы разве не знаете, как он выглядит?

— Не знаю, но мне бы это хотелось от вас узнать об этом.

— У этой твари было человеческое лицо, но все в шерсти и глаза его горели красными огнями. У нее были также то ли уши то ли рога. Оно было порождением преисподни – женщина заплакала.

Фоторобот злоумышленника получился несуразным и не мог принадлежать человеку. Ратмир долго вглядывался в морду непонятного существа, которого нарисовал. Пусть скажем это сильно вытянутое лицо напоминало крысиную морду с некоторыми человеческими чертами, но эти маленькие красные глаза. Это явно не человек. Ратмир отшвырнул лист бумаги в сторону. «Женщина, наверное, помешалась, приняв какого-то бомжа за чудовище». С этими словами он закрыл свою дверь и снова погрузился в свое кресло. Любые попытки Ратмира заснуть были тщетны. На него напала мучительная бессонница, разогретая недавним кошмаром. После долгих раздумий герой решил выйти прогуляться на улицу, прихватив с собой пистолет. Соболев отправился в местный парк, ведомый неизвестной силой любопытства, в целях найти ответы на терзающие его вопросы. Внезапно за деревьями сыщик заметил две странные фигуры и звуки разрывающихся тканей. Два человека как будто что-то или кого-то поедали, склонившись над тушей растерзанной кровавой биомассы. Ратмир включил свой фонарь, который освятил две мохнатые спины, которые не могли принадлежать людям. Самое отвратительное было то, что эти монстры, несмотря на то что обладали приблизительными человеческие очертаниями, имели нечто похожее на крысиные хвосты. Увиденное настолько поразило мужчину, что выронив фонарь из рук, со всех ног побежал прочь от того злополучного места, забыв даже применить против источников своего ужаса оружие. Пробежав сто метров, он решил обернуться, слыша, как кто-то ломает ветки деревьев и бежит по его следам. Продолжив свой бег, Ратмир не заметил как, вбежал в свой номер. Так до рассвета ему пришлось не смыкая глаз, удерживая свой пистолет в полной боевой готовности, ожидать осады плотоядных существ из леса, которые как ему казалось уже поджидают его под дверью.  С первыми лучами солнца Ратмир открыл свои глаза. Часы показывали семь утра. «Присниться же такое» – подумал Ратмир, почесав свой затылок.

V

Ратмир Соболев после той мрачной и таинственной ночи решил раз и навсегда, как ему казалось, покончить с глупыми домыслами о чертиках, подглядывающих в окна мирных граждан и поймать похитителя Ирины Мухиной, от которой возможно остались только кости, ждущие поисковиков и оперативников где-то в лесной чаще или под горой мусора.

Первыми кто мог оказать помощь в раскрытии этого преступления, были сотрудники лаборатории и ученые-генетики. Но к изумлению Соболева ученые наотрез отказывались давать какие-нибудь показания, что вызывало еще большие подозрения у сыщика. Лишь один старый профессор по имени Константин Абрамов, который работал еще при советской власти, сам тайно попросил о встрече. Приняв гостя в своей тесной, но аккуратной квартире в стиле эконом люкс поселкового типа, он начал настоящий мозговой штурм против здравого рассудка.

— Я должен поподробнее узнать о том, что вам известно об исчезновении Ирины Мухиной, а не про фантастику вперемешку с ужасами – спокойным голосом сказал Ратмир.

— Это правда, сынок. Все что происходит за теми стенами — против человечества, хотя такие как Арно считают подобные вакханалии в порядке вещей.

— В это трудно поверить, профессор.

— Вы ведь не смогли дать объяснения тому, что увидели в парке, верно? В Отеле вы прибежали на зов помощи матери с ребенком, которая испугалась некой твари снаружи, которая жадно всматривалась в окно.

Ратмир на секунду замер в исступлении, не зная чего и ответить.

— Я вижу вас насквозь. Думаете, что долгая работа в советском НИИ не сказалась на моих скрытых возможностях? Глеб Арно мерзкий мальчишка. Все сотрудники и даже начальство знают о его черных делах, но никто не хочет его выгонять, так как специалистов подобного рода мало, да и какой псих согласиться на мизерную зарплату жить в пропахшем спиртом помещении. У него нет никакой личной жизни. Он не выходит на свет. Как последний крот он тратит свою жизнь под землей, крутя хвосты своим крысам.

— Мне он больше всех подозрителен – внезапно перебил Ратмир старика.

— Арно похитил Ирину – произнес после минутной паузы Абрамов — У него до двадцати семи лет не было девушки, а тут решил остепенится, предварительно пригласив  ее в городской ресторан. Мне непонятно одно — почему такая красивая дурочка согласилась отобедать с ним. Может ответ лежит на поверхности?

— Если Арно тот самый похититель, то нужно найти подтверждение этому.

— Советую вам лично не ввязываться в это дело, а связаться с федеральной службой и переложить всю работу на плечи более серьезных людей. Это дело вам распутать не под силу. А может вообще никому. Этот чокнутый Арно в детстве страдал аутизмом, но руководство школы, да что там говорить и министерство образования жестоко обошлись с юным гением, определив его на целых два года в класс для даунов. Его отец — доктор биолог Виталий Арно страдал онкологическим заболеванием. Всю жизнь потратил на поиск лекарства от этого недуга. Сперва он начал с изучения полезных бактерий, потом перешел на крыс. Да, именно он привил своему отпрыску любовь к крысам, вдолбив заодно ему в голову навязчивую идею о совершенстве этих грызунов, что они якобы единственно достойные преемники человечеству. Виталий пытался сперва заменить свое ДНК на крысиное, но у него ничего не вышло. Виталий слишком поздно пришел к заключению о том, что ген крысы сидит в нас самих. Действительно, крысы очень живучие создания, они даже выживают после ядерного взрыва, чем человек, к несчастью похвастаться не может.

 Зря, мол, люди стараются изменить свою судьбу. Природа, насылая на них самые изощренные и жестокие болезни, постепенно избавляется от ею вскормленных паразитов. Пора уступить место более предпочтительным разумным созданиям. Таймер давно запущен и ликвидация человека разумного лишь вопрос времени» — таковы были слова Арно старшего незадолго до своей смерти. С тех пор его сын возненавидел инвалидов — людей, страдающих как физической, так и умственной неполноценностью, считая их ходячим подтверждением ничтожности человека как такового. Если бы вы слышали его рассуждения насчет этической стороны генетики… О, это что-то. Гитлер и доктор Эйхман отдыхают. И в тот же момент большинству он кажется безобидным, но это далеко не так. Люди пропадают в этих местах давно, но раньше это были в основном бездомные, те кого не станут искать. Он их использовал для своих экспериментов но изменению генома человека. Из нормальных людей делал, прямо говоря, огромных крыс, или если быть точным мутантов.

— Значит, я имею дело с психом, который превращает людей в чудовищ? Его надо немедленно остановить.

— Не будем спешить.

— Не будем спешить? Может быть та девушка жива и ей нужна помощь? Ее родители, к тому же мне прилично заплатили, и я к тому же не хочу подводить клиентов.

— Вы рискуете неоправданно.

— Я отправлюсь  в лабораторию и приведу в наручниках этого ублюдка, чего бы мне этого не стоило.

— Если вы хотите лишиться башки, то это ваше право. И я вам в этом помогу. Вход в лабораторию тщательно охраняется, но есть еще один способ туда попасть. Под комплексом зданий изрыто множество туннелей и катакомб. В двух километрах от охраняемой зоны вы найдете вход в старую заброшенную шахту. Я дам карту. По ней вы и проберетесь на секретный объект и собственно в лабораторию.

VI

Под покровом ночи нашему бесстрашному сыщику удалось проникнуть в подземные секретные помещения научного центра. Ратмир проник в него через пропитанный сыростью тоннель, который сразу же вывел его в какую-то темную комнату. Он спустился в тот зловещий подвал, из которого исходил резкий зловонный запах. Сыщик зажег зажигалку и поднес ее пламя к огромной клетке, осветив тем самым и пространство вокруг себя. В ржавой клетке никого не оказалось. Только небольшая кучка фекалий рядом на полу говорила о чьем-то присутствии. «Вот дерьмо! Что за свиньи тут обитают?» — недовольно проговорил вслух рассерженный Ратмир. Но тут герой затаил дыхание, послышав за своей спиной чьи-то шорохи. Он направил пламя от зажигалки в сторону коридора, из темноты которого выдвигалась какая-то фигура, и неожиданно замер. На него из дальнего темного коридора быстрыми шагами на двух лапах устремлялось какое-то мохнатое существо с красными глазами, которые хорошо запомнил Ратмир в ту минувшую ночь. Потрясенный увиденным, сыщик все же не растерялся и схватив свой верный макаров, разрядил в объект ужаса из другой реальности всю обойму. Ратмир после этого успел перезарядиться, но это было уже необязательно. Существо валялось на полу в луже густой крови. В этот момент зажегся тусклый свет, который освятил, наконец, это мрачное подземелье, которое оказалось складским помещением, обставленным со всех сторон разными ящиками, укрытыми брезентом.

— Согласитесь, что старик Ницше был прав, говоря о том, что сон это кратковременное безумие — произнес знакомый гнусавый голос.

Ратмир обернулся и увидел Глеба Арно в окружении толпы уродливых существ, одного из которых он только что пристрелил. Сыщик направил пистолет на ученого.

— На всех патронов то не хватит – поглаживая шерсть рядом стоящего существа произнес Арно.

          — Что ты сделал с Ириной Мухиной, отвечай?

          — О, ты ее ищешь? Весьма кстати. Видишь ли, красотка стоит рядом со мной и смотрит на тебя со страстью.

          — Я не понимаю? Не может быть – разум не мог переосмыслить того, что Ратмир только что услышал.

          — Понимаешь ли, глупый ты примат. На протяжении тысячелетий наблюдается яростная конфронтация человека с природой. Человек не должен был появиться на этой планете априори. Не обезьяна должна была обрести власть на Земле, а крысы. Люди постоянно восставали против власти, стихии, несправедливости. Вся история человечества пропитана духом неугомонной обезьяны, которая пытается подмять вокруг себя целый мир, но безуспешно. Вся наша жизнь построена на абсурде и в войне против здравого смысла. А может быть сама обезьяна стала человеком только из-за протеста против законов природы? А что делают  в таком случае с мятежниками? Их уничтожают.

          — Как ты можешь такое говорить, когда ты сам человек?

          — Да, я человек, но это поправимо. Я изменил некоторые свои гены и вскоре мы со своей дорогой женой сольемся и дадим потомство и тогда человечишки познают власть короля крыс. И я буду этим королем – королем грядущей расы крыс.

Арно обнял рядом стоящее существо, которое внешними чертами напоминало женщину, отчего на Ратмира напал рвотный рефлекс. Все эти уроды были сгорбленными их шерсть слезала прямо глазах. По вытянутым мордам с маленькими глазками можно было угадать гибрид кенгуру и человека, эти создания не были похожи ни на одно животное на планете. Еле удержав в руках пистолет, ему хватило сил нажать на курок. Пуля попала в голову одного из существ. Раздался второй выстрел и Арно тяжелораненный упал на колени. Кровь бурным фонтаном сочилась из его груди. Пуля пробила легкое.

— Я проклинаю тебя и все человечество, жалкий примат! – захлебываясь в крови прокричал Арно. Мутанты внезапно почуяв запах крови стали пожирать тела своих товарищей, в том числе и своего раненного вожака. Арно вопил от боли, когда ему откусывали пальцы и безрезультатно умолял своих неудавшихся сородичей одуматься, но когда уроды принялись разъедать ему лицо, он резко замолк и больше не издал ни звука.

— Не быть тебе крысиным королем – шепча в след, приговаривал Ратмир, пробираясь по темному туннелю к выходу старой заброшенной шахты.

25 апреля 2016 г.

Станислав Чагин

3 0

Добавить комментарий

Specify Twitter Consumer Key and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Twitter Login to work

Specify Instagram App ID and Instagram App Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Instagram Login to work

Следующий пост

Новая генерация захватывает плацдармы

Предзимье. «Багрец и золото» опадают с деревьев, обнажают их. Завершилась и агропромышленная выставка «Золотая осень». По счету 21-я.  Никогда прежде не было столько молодых участников. Приветливые, раскованные, без выпендрежа одетые, а девушки с едва заметным макияжем,натуральным цветом волос. Современная сельская молодежь. Высушите слезы плакальщики по деревне! Новая сельская генерация штурмует […]

Подпишись сейчас!